Эльхан Сулейманов обратился к Турбьёрну Ягланду, Жан-Клоду Миньону и членам ПАСЕ

Депутат Милли Меджлиса Азербайджана, руководитель делегации в Парламентской Ассамблее Евронест Эльхан Сулейманов направил письмо генсеку Совета Европы Турбьёрну Ягланду, президенту ПАСЕ Жан-Клоду Миньону и членам ПАСЕ. Об этом АПА сообщили в офисе Эльхана Сулейманова. 

В письме говорится: 
«Хочу довести до вашего сведения, что я обеспокоен событиями вокруг обсуждения проекта доклада «Определение политзаключенных», подготовленного немецким депутатом Кристофом Штрассером и принятым на пленарной сессии ПАСЕ 3 октября 2012 года.

Депутат Милли Меджлиса Азербайджана, руководитель делегации в Парламентской Ассамблее Евронест Эльхан Сулейманов направил письмо генсеку Совета Европы Турбьёрну Ягланду, президенту ПАСЕ Жан-Клоду Миньону и членам ПАСЕ. Об этом АПА сообщили в офисе Эльхана Сулейманова. 

В письме говорится: 
«Хочу довести до вашего сведения, что я обеспокоен событиями вокруг обсуждения проекта доклада «Определение политзаключенных», подготовленного немецким депутатом Кристофом Штрассером и принятым на пленарной сессии ПАСЕ 3 октября 2012 года.

Для начала, разрешите подчеркнуть, что факты, о которых я напомню в своем письме, обусловлены двумя поправками, предложенными согласно правилам и имеющими целью уточнить текст пункта 2 доклада, а также, что наиболее важно, уточнить предмет доклада, подчеркнув в пункте 3, что Европейский Суд по Правам Человека в полном соответствии с Европейской Конвенцией о Правах Человека является единственным органом, обладающим правом оценивать все индивидуальные случаи нарушения фундаментальных прав и свобод. 

Во-первых, сразу после внесения предложения по двум поправкам в проект доклада глава Секретариата Комитета по Правовым Вопросам и Правам Человека г-н Држемчевски и его заместитель г-н Ширмер, которым следовало бы проявлять нейтральность будучи общественными служащими, подходили к членам ассамблеи в коридоре и буфете, различными приемами оказывали на них воздействие, активно подстрекали их проголосовать в пользу доклада и против поправок. Так, они старались распространить среди всех депутатов различные спешно состряпанные заявления и обращения, вроде измышленных публикаций таких организаций как Human Rights Watch, Amnesty İnternational и Европейская инициатива стабильности. Мало того, на заседании Комитета по правовым вопросам, состоявшемся 3 октября в 14:00, было официально заявлено, что, даже если комитет примет вторую поправку, председатель ПАСЕ рассмотрит возможность наложения на неё вето. Очевидно, что озвучивание возможности наложения вето на тот момент было политически некорректным и имело целью негативно повлиять на членов комитета перед голосованием. 

Вне сомнения, подобная практика вызывает глубокое сожаление. 
Тем не менее, при голосовании поправка была принята 30 голосами «за» и 28 голосами «против». 

Ещё большее сожаление вызывает тот факт, что на самом деле в пользу второй поправки было получено не 30, а, как самостоятельно подсчитали члены комитета, 34 голоса. На мой взгляд, как это было при голосовании на заседании комитета 26 июня 2012 года, где, по независимой информации ряда коллег, имел место неверный подсчет голосов, секретариат вновь подтасовал результаты голосования в пользу докладчика. Но, в отличие от заседания комитета, прошедшего 26 июня, на этот раз разница в голосах «за» и «против» поправки была слишком большая, поэтому итоговый результат изменить не удалось, хоть он также был «неверно подсчитан». Конечно же, усовершенствование процедуры голосования могло бы предупредить подобные «погрешности подсчёта» в будущем.

Во-вторых, во время состоявшихся 3 октября заседаний политических фракций руководитель Группы социалистов, швейцарский депутат господин Андреас Гросс и руководство Группы либералов, проявив открытое неуважение к свободе выражения мнения и оказывая грубое давление на своих партийных соратников, вынудили их проголосовать в пользу доклада Штрассера, поднимали каждого в отдельности и составили поименный список. Притом, что за последние пять лет подобное в ПАСЕ никогда не практиковалось, г-н Гросс подбивал людей проголосовать против поправок, пытаясь приравнять голосование к «индикативному», а тем, кто откажется от этого, пригрозил исключить из политической группы. В результате, подобным способом «демократии по-Гросски» он добился составления списка из 46 голосов, принадлежащих Группе социалистов. 

В-третьих, руководство и члены немецкой делегации открыто шантажировали своих коллег из европейских стран, столкнувшихся в настоящее время с экономическими и финансовыми трудностями, тем, что, в случае, если последние проголосуют в пользу поправок в доклад, то первые серьезно помешают какой-либо поддержке, которая может быть оказана Германией их странам в связи с разрешением экономического и финансового кризиса. Таким образом, депутаты из этих, в основном, некоторых европейских стран, столкнувшихся в настоящее время с экономическими трудностями, подвергшись открытому политическому шантажу и личным угрозам, были вынуждены проголосовать в пользу доклада Штрассера. 

В-четвертых, в ходе пленарного заседания, несомненно, происходило не запланированное обсуждение в связи с юридическим определением политзаключенного, а демонстрация предвзятых и враждебных позиций против Азербайджана. Так, заранее назначенные и подготовленные руководствами политических групп представители, в частности, представители групп социалистов и либералов направили свои выступления не на обоснование предложенных критериев политзаключенного, а на демонстрацию враждебной к Азербайджану позиции. Депутаты, смело отстаивающие поправки, тотчас подвергались открытой атаке и тяжёлым оскорблениям. 

Мало того, г-н Штрассер, г-жа Шустер и другие социалисты и либералы, обратившись к членам пленарного заседания, стали истерически выражать свои опасения, что в случае принятия поправки в пункт 3, доклад, направленный против Азербайджана, в январе принят не будет. Г-н Штрассер открыто заявил: «Поймите меня правильно, если поправка будет принята, в январе мой доклад против Азербайджана не будет принят». Это странное и своеобразное обоснование при общем обсуждении, а не какой – либо страны. 

Хотя, в целом, основная суть обсуждений по докладу «Определение политзаключенных» заключается в том, чтобы найти общее решение правовых критериев понятия «политзаключенный», которые могли бы распространяться на все государства-члены СЕ, вся деятельность по этому вопросу антиазербайджанского лобби была построена на предъявлении безосновательных обвинений против Азербайджана, столкновении депутатов ПАСЕ, которые лишь продемонстрировали поддержку предложения консенсуса в соответствии с Европейской конвенцией, с предвзятыми заявлениями о том, будто они подкуплены, и подвержении их оскорблениям. 

В-пятых, настойчивый шантаж и давление со стороны г-на Штрассера, г-жи Шустер, руководства групп социалистов и либералов, в результате, подействовали на позиции депутатов. 
Даже после подобных политических трюков, голосование завершилось ничьей – 89/89. Это голосование серьезно пошатнуло надежность ПАСЕ в этом вопросе и показало наличие глубокого раскола во всей ассамблее. Некоторые депутаты со стажем заявили, что такого равенства голосов параллельно со столь серьезными разногласиями в Совете Европы они еще не видели! В силу несовершенства процедурных правил в правовом контексте доклад Штрассера можно считать принятым. Но принятие критерием политзаключенного со счетом 89/89 явилось позорным в политическом, моральном и нравственном смысле решением и легло черным пятном на историю Совета Европы. 

В-шестых, принятие со стороны ПАСЕ критериев, подготовленных на основе Нергаардских принципов, примененных с целью осуществления миссии примирения обществ Намибии и Южной Африки при гражданском противостоянии в 1989-1990-х годах, и повторно предложенных Штрассером в своем докладе, открыло печальную страницу в истории Совета Европы. Так, принятием этих критерием ПАСЕ приравняло современную ситуацию в пространстве Совета Европы к положению, царившему в Намибии и Южной Африке 20 лет назад. Подобный противоречивый доклад наносит большой удар по имиджу Совета Европы, от которого ожидают международного лидерства в создании правовой базы этого вопроса, и его роли гаранта демократии и верховенства закона. Отрицательные действия этого доклада проявят себя в ближайшем будущем. 

В-седьмых, в публикации от 5 октября 2012 года на азербайджанском интернет-сайте www.contact.az, сообщается, что Генеральный секретарь Совета Европы, отвечая на вопрос журналиста на проведенной им 4 октября конференции, использовал такие вызывающие сожаление фразы, как «азербайджанская икра угрожает независимости ПАСЕ», «если то, что члены азербайджанской делегации в ПАСЕ подкупили своих коллег черной икрой, правда, то это совершенно неприемлемо». Позже эта информация вновь была опубликована в оппозиционной азербайджанской газете «Мусават», а также армянским информационным агентством APMENPRESS.

Считаю, что подобные необоснованные обвинения против Азербайджана недопустимы, и формирование Генеральным секретарем Совета Европы такого мнения о каком-либо государстве-члене СЕ вызывает глубокое сожаление и дает основание усомниться в нейтральности Совета Европы как верховной структуры, что вызывает не меньше сожаления. 

Наконец, в связи с событиями вокруг обсуждения на осенней сессии ПАСЕ и принятия с неизбежным результатом доклада «Определение политзаключенных» возникает ряд логических вопросов: 

Почему процесс обсуждения и принятия критериев, которые могут быть отнесены ко всем государствам-членам СЕ, а также многие выступления построены на предвзятых и безосновательных обвинениях против Азербайджана, выраженных в столь драматической и тенденционной форме? 

Почему Азербайджан, считающий приоритетным для себя сотрудничество с Европой в различных сферах и играющий стратегическую роль в обеспечении энергетической безопасности Европы, сталкивается с безосновательными обвинениями, клеветой и отношением, построенным на двойных стандартах? 

В чем причина грубых правонарушений и идущего вразрез с моральными нормами пособничества руководителя секретариата Комитета по Правовым Вопросам г-на Држемчевски и г-на Ширмера против Азербайджана, а также политического шантажа со стороны господина Штрассера и госпожи Шустер, лидеров социалистов и либералов? Не потому ли это, что они знали о крайне низкой вероятности принятия доклада Штрассера?

Не в этом ли причина распространения различных заявлений и обращений, спешно состряпанных от имени таких организаций, как Human Rights Watch и Amnesty İnternational? Почему именно в преддверии заседаний Комитета по правам человека, предстоявших 26 июня и 3 октября этого года, Европейская инициатива стабильности появляется на повестке только лишь для того, чтобы очернить Азербайджан как страну-члена СЕ? 
Почему даже после принятия ПАСЕ спорного решения впервые за всю историю Совета Европы с результатом 89/89 голосов не прекращаются безосновательные обвинения против Азербайджана? К примеру, одна из тех, кто объявил себя «порядочным» политиком, немка Виола фон Крамон в одном из последних своих интервью проявила высокомерие по отношению к «азербайджанскому лобби». Прежде всего, разрешите вам напомнить, что госпожа фон Крамон открыто и безоговорочно поддерживает Армению. Эта госпожа, частенько посещающая Армению, является одним из самых известных и эффективно действующих лоббистов. Наши парламентские помощники и юридические консультанты, которые разъясняют ряду членов ассамблеи точные юридические стороны данного обсуждения, делают это лишь на основании рациональных доказательств и имея полное право на такой род деятельности. 
Правда в том, что они не должны быть нейтральными, как того следует ожидать от гражданских служащих ПАСЕ, которые действуют часто в разрез с их обязательством о нейтралитете. 

Насколько справедливо применять обсуждаемые до 3 октября критерии к докладу, который был принят уже 26 июня и согласован для рассмотрения на январской сессии 2012 года? Безусловно, все эти вопросы требуют объясненения, не так ли? 

Причина антиазербайджанской лоббистской деятельности, организованной секретарями Комитета по Правовым Вопросам г-ном Држемчевским и г-ном Ширмером, депутатами г-ном Штрассером, г-жой Шустер, руководствами групп социалистов и либералов состоит в том, что они заведомо понимали, что по этому вопросу возникнут разногласия и в Комитете, и в ПАСЕ, а также то, что вероятность принятия подготовленного Штрассером доклада невелика. Поэтому они накануне заседаний 26 июня и 3 октября, подготовив от имени организаций Human Rights Watch, Amnesty İnternational и «Европейская инициатива стабильности» совершенно не касающиеся данного вопроса заявления чисто антиазербайджанского толка, с особым рвением передавали членам комитета. Основная цель здесь состоит в том, чтобы ослабить авторитет Азербайджана, добиться, чтобы на зимней сессии доклад Штрассера, связанный с Азербайджаном, был принят безоговорочно и вслепую. Поэтому любые демократические дебаты должны быть заглушены загодя. 

С другой стороны, хотя силы, в лице секретариата Комитета по Правовым Вопросам и руководства некоторых политических фракций, демонстрирующие антиазербайджанскую лоббистскую деятельность, протаскивают решение по данному вопросу с юридической точки зрения, они также понимают, что это решение при результате 89/89 голосов с политической, моральной и нравственной точки зрения является чрезмерно зыбким. Поэтому с целью отвлечения общественного мнения от факта серьезного раскола в ПАСЕ в связи с данным вопросом, они предъявляют предвзятые и безосновательные обвинения против азербайджанского государства, членов азербайджанской делегации в ПАСЕ, не чураясь даже оскорблений в адрес депутатов, выражавших объективную позицию. 

С другой стороны, надо отметить, что Азербайджан в числе стран-членов Совета Европы является второй после Турции страной, где подавляющая часть населения – 95% – составляют мусульмане. Я не исключаю и в ряде случаев становлюсь свидетелем того, что именно поэтому к нашей стране, как одному из самых светских государств-членов Совета Европы, демонстрируется такая грубая и односторонняя позиция.

Вам известно, что Азербайджан – небольшая страна. Несомненно, осмелившись выразить все вышеотмеченное и другие факты, я также не исключал, что антиазербайджанские лоббисты и пропагандисты, чтобы защитить себя, набросятся на меня и на мою страну, используя разные способы. Их гневит то, что небольшая светская страна полна решимости защитить свое право. 

Безусловно, мы беззащитны перед волей хорошо организованного членами секретариата ПАСЕ и руководителями некоторых политических фракций антиазербайджанского лобби, с которым мы столкнулись в Страсбурге в ходе осенней сессии. Ясно, что это антиазербайджанское лобби сейчас, действительно, заставляет напрочь замолчать большую группу депутатов, пытающихся выступить против какой-либо негативной с юридической стороны и случайной практики и двойных стандартов. Однако даже если их много и они представляют многие государства-члены СЕ, у этих справедливых депутатов не остается другого выбора, кроме как сдаться перед беспардонными и позорными угрозами и подлыми обвинениями.

Многие наблюдатели отметили, как демократия была повержена в Страсбурге на прошлой неделе.

Все отмеченное говорит о том, что сегодня в Парламентской Ассамблее сложилась вызывающая большое сожаление плачевная ситуация. Надеюсь, что Вы проявите срочные инициативы с целью внести ясность в события, бросившие тень на репутацию и надежность Совета Европы. 

Мы ожидаем выражения Вашей позиции в связи с вышеотмеченными вопросами и сообщения о принятии всех возможных мер с целью прекращения несправедливого и предвзятого отношения к нашей стране». 

Копия письма направлена президенту и членам Европарламента, председателю ОБСЕ, генсеку ОБСЕ и президенту ассамблеи, а также национальным законодательным органам стран Европы. 

Похожие темы

Футбольный клуб «Карабах» – носитель информационной ракеты Азербайджана
Эльхан Сулейманов : “Организованные инсинуаторы были  разоблачены!”
На заседании Мониторингового комитета ПАСЕ предотвращена провокация армянского депутата
Бюро ПАСЕ утвердило проведенный в Азербайджане референдум