Заметки в связи с предварительным заключением Венецианской комиссии о внесении изменений в Конституцию Азербайджана

_mg_7917f
Вступительное слово

После внимательного ознакомления с документом я обнаружил 20 пунктов, доказывающих необъективность по отношению к Азербайджану в предварительном заключении Венецианской комиссии Совета Европы.

Ссылки и цитаты из предыдущих докладов комиссии состояли в основном из критики и были весьма селективными.

Венецианская комиссия в основном пришла к такому мнению, что предложения «не соответствуют демократическим стандартам». Таким образом, выражается лишь общее нормативное мнение, не доказывается, что предложения с правовой точки зрения нарушают существующие международные конвенции.

Это предвзятое предварительное заключение носит негативный характер, и с юридической точки зрения является больше политическим документом. Потому что заявления представляют из себя лозунги, которые не подкреплены юридически.

Основные заметки и процедура

Чтобы доказать, что новые положения конституции будут подвергнуты резкой критике, в предварительном заключении в основном ссылаются на «Доклад о пересмотре Конституции» Венецианской комиссии от 11-12 декабря 2009 года № CDL-AD(2010)001.

Однако некоторые параграфы этого доклада превращают заявления Венецианской комиссии в адрес Азербайджана в перспективу:

§17. «Данный доклад в первую очередь несет характер описания и является аналитическим текстом, не пытается создать «самую лучшую модель» или стандарты Европы для конституционных изменений. Доклад также не оценивает критично существующие процедуры поправок в национальную конституцию. Доклад носит характер определения и анализа некоторых основных характерных черт конституционных изменений и выдвинутых ими вопросов, а также высказывания некоторых нормативных мнений».

Венецианская комиссия признает, что конституционная модель может отличаться в зависимости от государства и на это могут повлиять множество факторов.

§107. «Нельзя и нежелательно пытаться абстрактно создать наилучшую модель для конституционных изменений. Точка баланса между стабильностью и изменчивостью может отличаться в различных государствах в зависимости от политической и социальной плоскости, конституционной культуры, возраста  конституции, подробностей, характерных черт и ряда других факторов. Кроме того, баланс не стабилен, может меняться со временем, отражая политические, экономические и социальные переходы».

В §13 предварительного заключения говорится: «В нынешней Конституции не рассматривается официальное привлечение Парламента к конституционным изменениям… Это достаточно проблемно» и делается ссылка на §183 доклада от 2009 года:«Комиссия считает, что национальный парламент, в соответствии с идеей современной демократии, является самой подходящей ареной для конституционных изменений».

Однако Венецианская комиссия закрывает глаза на §184: «Как казалось ранее, легитимность конституционных изменений может бытьусилена непосредственным участием населения в процедуре изменений посредством референдума…»

Почему Венецианская комиссия не отмечает эту важную часть предыдущего доклада, связанного с Азербайджаном, в поддержку инициативы референдума в Азербайджане?

В § 15 первичного доклада говорится: «Такие референдумы как этот, дают только лишь возможность сказать да или нет предложенным людям преобразованиям». А разве суть референдума не в этом? невозможно просить избирателей писать в бюллетенях свои теории по конституции.

Помимо этого, на азербайджанском референдуме от избирателей не просят сказать да или нет  «предложенной реформе», избирателей просят дать различные ответы да или нет по каждому из 29 пунктов преобразований, однако почему Венецианская комиссия не отмечает эту демократическую сторону азербайджанского референдума?

В § 17 первичного заключения, опираясь на последний доклад о национальных меньшинствах Кыргызстана, защищается «прозрачность и открытость». В § 18 говорится: « Азербайджанские НПО выражают беспокойство в связи с началом преобразований без широкого обсуждения в обществе», однако в Азербайджане все официальные документы были разосланы почтой по всем адресам, и в тех документах гражданам рассказывалось о предстоящем референдуме и объяснялась необходимость всех преобразований и 29 изменений. У гражданского общества были все возможности  начать обсуждения   о сущности преобразований на местном, региональном или же на национальном уровне, однако оно не сделало этого и фактически просто-напросто для того, чтобы начать нападки на эту инициативу обратилось к традиционной международной критике Азербайджана.

Почему Венецианская комиссия не отмечает этот примерный,«прозрачный и открытый» шаг властей информационного характера, сделанный навстречу всем без исключения гражданам Азербайджана?

Напротив, в § 19 первичного заключения делается вывод: «Всё это приносит вред преобразованию «конституционной легитимности» и может препятствовать осознанному выбору азербайджанского народа». В связи с этим также стоит отметить, что конституционные эксперты Венецианской комиссии не называют преобразования нелегитимными, однако, используя выражение «наносит вред легитимности …»,предпочитают выражаться  неопределенно.

В § 21 заключения Венецианская комиссия, продолжая комментарии, заявляет: «…. Можно предположить, что наверняка этого правила, …. не будут придерживаться, однако в Азербайджане была не такая ситуация ». Кто кроме азербайджанского народа может решать, какова ситуация в Азербайджане?

Права человека

§23 Венецианской комиссии гласит, что некоторые из этих изменений расширяют охват прав человека, но они детально не разработаны в Первичном заключении. Почему?

ВК в §28 в связи с реформами в сфере прав человека ясно заявляет: «Изменения, предложенные в статьи Конституции по правам человека по сути непосредственно НЕ ПРОТИВОРЕЧАТ международным обязательствам Азербайджана». ВК ссылается на §42 отчета за 2009 год.«Предложенные в настоящее время изменения опираются на изменения в Конституцию, и в будущем не могут учитывать любое исполнительное законодательство. Если соответствующее законодательство будет принято, некоторые из выраженных в этом мнении беспокойств могут потерять актуальность».

Таким образом, ВК согласна с тем, что их критика в связи с референдумом в Азербайджане как минимум носит условный характер и несвоевременна.

Венецианская комиссия в §32 Первичного заключения приходит к выводу, что «соответствие проекта (и в будущем любого исполняемого законодательства) международным обязательствам Азербайджана не должно оцениваться в виде формального соответствия текста Конституции текстом международных конвенций и договоров, к которым присоединился Азербайджан». А это означает, что ВК согласна с формальным соответствием проекта взятым на себя Азербайджаном международным обязательствам……..!Последующие претензии и критика опираются на серьезные личные толкования авторов Первичного заключения.

§33 Первичного заключения Венецианская комиссия отчетливо признает, что «человеческое достоинство защищается и уважается» и отмечает, что «включение в Конституцию Азербайджана этого понятия является положительным моментом».

Наряду с этим в §35 заключается «это положительный шаг».

Венецианская комиссия в §36 Первичного заключения соглашается, что «идея необязательного характера собственности является легитимной».

Та же фраза используется и в §38: «защита личной информации является легитимным вопросом, и поднятие ее в качестве конституционного вопроса является положительным шагом».Однако оценивание в такой правильной форме преобразований, было вновь прокомментировано предупреждениями о возможных случаях злоупотребления. Подобное злоупотребление законом не может быть предположено, однако, к сожалению, ВК продолжительно делает похожие отрицательные предложения.  Это доказывает, что отношение Венецианской комиссии к Азербайджану, к сожалению, не нейтральное, весьма одностороннее.

В точности схожее отрицательное предложение содержится в §39:«новый IV пункт 36 статьи за исключением предусмотренных законом некоторых случаев запрещает локауты. Это положение обеспечивает дополнительной защитой рабочих, однако и т.д….».Почему Венецианская комиссия вместо того, чтобы как и предлагалось с точностью комментировать эти положительные реформы, всегда ищет возможные отрицательные заключения?

Комментарии от §43 до §47 характеризованы так: «…данное изменение заслуживает одобрения с этой точки зрения…», «…может быть проблемным…», «…было бы лучше…», «…предложенная форма выражения может быть истолкована…», «…легитимным было бы только в этой плоскости…», «…этот пункт легитимен при данном условии…», «…это изменение является правильным направлением, однако…»и т.д.

В завершении, в §48 наоборот явно положительно: «Статья 68 … обеспечивает. Это очень важный принцип хорошего государственного управления и, по сути, представление этого в текст конституции заслуживает одобрения. О IV пункте … еще раз это положение заслуживает одобрения. Там подчеркивается, что…».

Институциональные изменения

В связи с продлением срока президентских полномочий Венецианская комиссия, как и следовало ожидать, с §49 по §52 использует чрезмерно критический подход, однако несмотря на все это, в §51 Первичного заключения Комиссия вынуждена согласиться с тем, что «Подобные реформы могут объясняться избирательным процессом других госорганов, долгосрочным политическим кризисом и др.». ОднакоВенецианская комиссия имеет свое собственное мнение по поводу нынешней региональной, политической и социальной ситуации в Азербайджане: «Однако ничего из этого в Азербайджане не наблюдается».

Страна уже более 20 лет находится в состоянии войны с соседней Арменией, которая оккупировала одну пятую часть территории Азербайджана. Около миллиона вынужденных переселенцев ложатся тяжелым бременем на общество. Страна подвергается негативному внешнему воздействию, связанному с фундаментализмом, который является причиной терроризма. Граждане приходят в ужас из-за событий на Среднем Востоке и др. По мнению же Венецианской комиссии «Однако ничего из этого в Азербайджане не наблюдается».  

В §53 Венецианская комиссия приходит к такому выводу: «Из-за того, что ранее ограничение двумя сроками было отменено, это привело к тому, что мандат президента превысил сроки, принятые в Европе, что закреплено в 101 статье, в связи с чем принцип разделения властей нарушается, и власть концентрируется в руках одного человека».Это явно неопределенное и философское утверждение. Можете быть уверены, это НЕ юридическое соображение, которое имеет основания.

В §55 Венецианская комиссия резко называет предстоящие президентские выборы «неприемлемыми». Однако когда дело доходит до аргументов, они всего лишь говорят, что это «предоставляет ушедшему со своего поста главе государства дополнительные исключительные права» и «это положение не соответствует демократическим стандартам…»Каким демократическим стандартам? Кем они установлены? Какие страны или стороны выработали их и подписались под ними?

Что же касается права президента на роспуск парламента, в §56 и §58 оценивание достаточно положительное: «Служит балансированию статьи 98…» и др. Однако Венецианская комиссия вновь продолжает выдвигать похожие отрицательные предложения и делать комментарии:«однако это право должно быть оценено…» и «… это может вызвать беспокойство…», и др.

С §61 по §64 объясняется разделение властей в Азербайджане и критикуются реформы. Наконец, Венецианская комиссия заявляет, «То, что принцип «разделения властей» работает, верно»; точные границы силы президентской власти в отношении парламента не могут быть определены единожды или навсегда. Однако обсуждаемые реформы, лишая фундаментальный принцип «разделения властей» в Конституции Азербайджана  какой-либо экспериментальной основы, могут ослабить законодательную власть». Венецианская комиссия осторожничает. Они не обвиняют Азербайджан в «лишении», однако говорят, что «может лишить». Следует запомнить, что сущность заключения отрицательная, хотя ни один отрицательный момент не был оценен действительным образом, выдвигаются только отрицательные предположения.

А говоря о назначении высокопоставленных судей этот вопрос вызывает беспокойство во многих демократических странах. Ожидаемое  назначение судьи Верховного суда в США известный всем замечательный пример. Несмотря на то, что преобразования предлагает для схожих ситуаций приемлемые варианты решения, Венецианская комиссия в 66 параграфе предпочитает смотреть на вопрос с отрицательной стороны: «это положение создает серьёзную угрозу… », однако Венецианская комиссия НЕ СЧИТАЕТ предлагаемые преобразования незаконными.

В следующих параграфах Венецианская комиссия продолжает свой нацеленный процесс: «…это формула чересчур неясна ….», « может истолковываться как …. это …. », «… это неясно в крайней степени опасности и …может истолковываться как … ». Таким образом в § 69 первичного заключения Венецианская комиссия без сомнений приходит к такому выводу, что «по этой причине новая 98-1 статья не отвечает демократическим стандартам». То, что Венецианская комиссияприходит к таким упрощенным выводам также неясно в крайней степени опасности!

§ 70-72 объясняют критику учреждения должности вице-президента.Венецианская комиссия вновь развивает тезис злоупотребления законом и не хочет понять основную причину преобразований. Цитаты:«возможность … президента» достаточно для того, чтобы сказать«Новая 103-1 статья не отвечает стандартам демократии» . Какие демократические стандарты имеет ввиду Венецианская комиссиянеясно, так как она не ссылается на какой-либо правовой документ.Венецианская комиссия критикую уменьшение возрастного ценза, говорит: «…. Это, может отрицательно сказаться на общем уровне управления страной», и это несмотря на то , что сейчас в Европе есть тенденция снизить возрастной ценз до 16 лет.

Итоги

В разделе Итоги первичного заключения, Венецианская комиссиясожалеет о том, что в парламенте не проводились прения по поводу референдума. Однако процедура согласно действующей Конституции предельно ясна, и преобразования ведутся исключительно в конституционном порядке. Помимо этого, в прошлом докладеВенецианская комиссия признает усиление легитимности преобразований путем референдума. Венецианская комиссиядостаточно положительно высказывается в отношении преобразований в связи с правами человека, однако иногда колеблется, а иногда дает условные комментарии.

Венецианская комиссия уделяет особое внимание институциональным преобразованиям. Это преобразование открыто не признается нелегитимным, однако оценивается, как «не отвечает демократическим стандартам». Это естественно, не теория права, а отражение нормативов, что позволяет Венецианской комиссии свободно высказывать любые заключения касательно политической практики. Можно было ожидать, что Венецианская комиссия, проводя оценки в первичном заключении, могла бы быть более точной. Если принять во внимание отправку первичного заключения международным экспертам-правоведам, это явное проявление слабости. Венецианская Комиссия не может дать юридическую оценку и безнадежно пытается  всякими «может быть» оправдать предвзятую критику Азербайджана и, наконец, пытается добиться оправдания всякого рода нелепыми законами морали.

Эльхан Сулейманов, депутат парламента Азербайджана, член ПАСЕ.

http://ru.apa.az/politika-azerbaydjana/vneshnyaya-politika-azerbaydjana/zametki-v-svyazi-s-predvaritelnym-zaklyucheniem-venecianskoj-komissii-o-vnesenii-izmenenij-v-konstituciyu-azerbajdzhana.html 

Похожие темы

Футбольный клуб «Карабах» – носитель информационной ракеты Азербайджана
Эльхан Сулейманов : “Организованные инсинуаторы были  разоблачены!”
На заседании Мониторингового комитета ПАСЕ предотвращена провокация армянского депутата
Бюро ПАСЕ утвердило проведенный в Азербайджане референдум